Вы находитесь здесь: Главная » Н.В. Гоголь. «Портрет». Пересказ содержания с цитатами из текста.

Н.В. Гоголь. «Портрет». Пересказ содержания с цитатами из текста.

портрет3

Общие сведения.

Повесть «Портрет» написана в 1833-1834 гг. Она вошла в цикл «Петербургские повести». Напечатана повесть впервые в 1835 году в сборнике «Арабески».

 

Краткое содержание. Цитаты.
Часть 1.Картинная лавочка на Щукином дворе. Здесь много самых различных картин: пейзажи, портреты, на которых изображены мало похожие на людей персонажи. Зрителей тоже много, в основном – простой народ. Рассматривают картины и с восторгом, и со смехом, а кто-то просто пришёл сюда от нечего делать, посмотреть на народ.

Около лавки остановился художник Чартков.

«Старая шинель и нещегольское платье показывали в нем того человека, который с самоотвержением предан был своему труду и не имел времени заботиться о своем наряде.»

Сначала он смеялся над этими уродливыми картинами, а потом просто недоумевал: народу простому они были понятны и доступны, но кто покупал их, «… где покупатели этих пестрых, грязных масляных малеваний?»

Авторов этих картинок он считал тупоумными, бездарными, которые «самоуправно» встали в ряды искусства, хотя им «место было среди низких ремёсел».

Хозяин лавки стал предлагать Чарткову картины, тому неудобно было отказать, и он решил поискать что-нибудь.

Вдруг он увидел портрет. Хотя краски уже потускнели, но была видна рука мастера, он увидел «следы работы высокого художника». «Необыкновеннее всего были глаза: казалось, в них употребил всю силу кисти и все старательное тщание свое художник. Они просто глядели, глядели даже из самого портрета…».

Чартков купил портрет, отдав за него последние деньги, подумав : «Зачем я его купил? на что он мне?»

Чартков жил бедно, «взобрался он по лестнице, облитой помоями и украшенной следами кошек и собак». Хотя у него был слуга, Никита, который сообщил, что приходил квартальный и что их могут выселить из квартиры, так как барин не платит.

В молодости Чартков был талантлив, подавал большие надежды. «Смотри, брат, — говорил ему не раз его профессор, — у тебя есть талант; грешно будет, если ты его погубишь. Но ты нетерпелив…. Смотри, чтоб из тебя не вышел модный живописец. … ты уж гоняешься за модным освещеньем, за тем, что бьет на первые глаза… Оно заманчиво, можно пуститься писать модные картинки, портретики за деньги. Да ведь на этом губится, а не развертывается талант. Терпи. Обдумывай всякую работу, брось щегольство — пусть их набирают другие деньги. Твое от тебя не уйдет».
Со временем у  героя появилось чувство зависти. «Иногда становилось ему досадно, когда он видел, как заезжий живописец, француз или немец, иногда даже вовсе не живописец по призванью, одной только привычной замашкой, бойкостью кисти и яркостью красок производил всеобщий шум и скапливал себе вмиг денежный капитал».Сам он работал много, забывая обо всём. Но чувствовалась нехватка денег, порой не на что было купить краски и кисти. Он иногда думал, зачем же терпеть, кто купит эти его этюды.  А ведь он «мог бы блеснуть ничем не хуже других и быть таким, как они, с деньгами».
Чартков вдруг снова увидел глаза на купленном портрете, которые словно смотрели на него. Он был вынужден даже закрыть портрет .Он продолжал думать о своей нелёгкой судьбе, о бедности, о тернистом пути художника. И вдруг ему показалось что старик словно вышел из портрета, стал ходить по комнате. Он стал доставать свёртки, в каждом были деньги, золото. Чартков незаметно взял и спрятал один свёрток. Но старик наконец заметил пропажу, Чартков же всё сильнее сжимал свёрток с деньгами. Оказалось, что это был сон. Он в ужасе проснулся. Потом снова уснул.
Проснувшись, Чартков вспомнил сон, подумав, вот если бы у него была хотя бы часть этих денег. В  его воображении «свертки разворачивались, золото блестело, заворачивалось вновь».Пришли хозяин с квартальным, требуя заплатить за квартиру. Хозяин не был согласен, чтобы долг вернул Чартков картинами, как предлагал квартальный, так как картины художника ему не нравились. Вдруг все услышали звон монет, квартальный слишком сильно надавил на картину, в рамке которой был свёрток с деньгами. Чартков пообещал заплатить.

Он начал рассматривать 1000 золотых червонцев, радостный, подумал, что теперь он может спокойно работать три года. Но сначала надо «одеться в модный фрак, разговеться после долгого поста, нанять себе славную квартиру, отправиться тот же час в театр, в кондитерскую, в… и прочее, — и он, схвативши деньги, был уже на улице».

Чартков  приоделся, снял богатую квартиру, прокатился в карете .Встретил старого профессора, но сделал вид, что не заметил его. Он хотел показать свой талант всему миру, ему уже слышались слова : «Какой сильный талант у Чарткова!» Он заказал статью в газете, которая появилась под названием «О необыкновенных талантах Чарткова», в ней писалось: «Прославляйте себя и нас. Мы умеем ценить вас».

Буквально на другой день пришла дама заказывать портрет своей дочери. Художник уже предчувствовал, как он создаст портрет. Однако дама стала навязывать условия: в чём её дочь должна быть изображена, в какой обстановке. На другой день он продолжил работу, дама снова почти указывал ему, что не нужно изображать на картине. «С грустью принялся он изглаживать то, что кисть его заставила выступить на полотно. Исчезло много почти незаметных черт, а вместе с ними исчезло отчасти и сходство.»

В конце концов он создал портрет, какой хотела дама. «Художник был награжден всем: улыбкой, деньгами, комплиментом, искренним пожатьем руки, приглашеньем на обеды; словом, получил тысячу лестных наград».

Посыпались заказы. Художник исполнял все желания клиентов. «Сначала художника бросали в пот такие требованья: все это нужно было сообразить, обдумать, а между тем сроку давалось очень немного. Наконец он добрался, в чем было дело, и уж не затруднялся нисколько».

Чартков сделался модным живописцем, его приглашали в самые богатые дома. «О художниках и об искусстве он изъяснялся теперь резко: утверждал, что прежним художникам уже чересчур много приписано достоинства».

« Нет, я… я, признаюсь, не признаю художеством того, что лепится строчка за строчкой; это уж ремесло, а не художество».

Со временем ему уже надоело писать, он делал лишь наброски головы, а остальное дописывали его ученики. Работа стала для него скучной. «Кисть его хладела и тупела, и он нечувствительно заключился в однообразные, определенные, давно изношенные формы». Со временем даже обыкновенных достоинств не было видно на его полотнах. Кто знал его прежде, удивлялся, куда исчез его талант.

Чартков начал толстеть, в газетах его называли «почтенный наш Андрей Петрович», «заслуженный наш Андрей Петрович».

«Слава не может дать наслажденья тому, кто украл ее, а не заслужил; она производит постоянный трепет только в достойном ее. И потому все чувства и порывы его обратились к золоту. Золото сделалось его страстью, идеалом, страхом, наслажденьем, целью».

Но однажды Чарткова пригласили на выставку Академии Художеств оценить работу одного русского художника, который усовершенствовал своё мастерство в Италии, всё отдав искусству.

Чартков увидел: «чистое, непорочное, прекрасное, как невеста, стояло пред ним произведение художника». Слёзы навернулись на глаза, рыдание вырвалось в ответ на вопрос об оценке произведения. Чартков выбежал из зала. Прибежав в мастерскую. Он с отчаянием понял, что растратил свой талант. « Боже! и погубить так безжалостно лучшие годы своей юности; истребить, погасить искру огня, может быть, теплившегося в груди, может быть, развившегося бы теперь в величии и красоте, может быть, также исторгнувшего бы слезы изумления и благодарности! И погубить все это, погубить без всякой жалости!»

Он попытался создать что-то, но уже не мог. «…как беспощадно-неблагодарно было все то, что выходило из-под его кисти!» Чартков стал рассматривать свои произведения, написанные в молодости, и понял, что у него был талант.

Он начал скупать все талантливые картины, развязывал свои мешки с деньгами, тратил деньги на покупку картин. В конце концов герой сошёл с ума и умер.

 

2 часть.В данной части дана история портрета.

 

На аукционе в Петербурге многих привлёк портрет азиата, особенно его глаза, изображённые как живые. «Обступившая толпа хлопотала из-за портрета, который не мог не остановить всех, имевших сколько-нибудь понятия в живописи. Высокая кисть художника выказывалась в нем очевидно». На портрет стал претендовать художник Б, говоря, что это работа его отца.

Художник рассказал, что отец жил когда-то в Коломне — части Петербурга. Здесь же жил и ростовщик, которого потом изобразил художник. «Пред домом его показывались часто самые блестящие экипажи, из окон которых иногда глядела голова роскошной светской дамы». Все, кто получал у него деньги, заканчивали жизнь несчастным образом.

Художник Б. рассказал о своём отце, талантливом художнике. « У него не было честолюбия или раздражительности, так неотлучной от характера многих художников». «Он работал за небольшую плату, то есть за плату, которая была нужна ему только для поддержанья семейства и для доставленья возможности трудиться. Кроме того, он ни в каком случае не отказывался помочь другому и протянуть руку помощи бедному художнику

Ему доверили расписывать церковь. Художнику нужно было изобразить духа тьмы, и он подумал, что ростовщик похож на такого духа. И в этот момент сам ростовщик пришёл к художнику заказать свой портрет, попросив изобразить его «как живого». Художник согласился, но дописать потрет не смог, настолько он испытывал ужас, когда смотрел в глаза изображённому на портрете старику. «…эти глаза вонзались ему в душу и производили в ней тревогу непостижимую». Художник отказался заканчивать портрет. Старик взмолился, говорил, что после смерти он будет жить в этом портрете.

На следующий день служанка вернула потрет художнику, говоря, что ростовщик не хочет его покупать. Вскоре старик умер, а художника начали преследовать несчастья: смерть жены и детей. Изменился и характер художника. Он стал завистливым, угрюмым человеком. Так он стал завидовать своему талантливому ученику. Особенно его возмутило то, что ученика попросили написать картину для церкви. Тогда художник применил все свои способности плести интриги, на картину был объявлен конкурс. Отец Б. не сомневался, что выиграет. Однако на картине все заметили отсутствие святости и наличие чего-то демонского. И сам художник заметил, что глаза всех изображённых на картине были похожи на глаза ростовщика. Победу одержал ученик. Взбешённый, отец героя хотел сжечь портрет, но его выпросил приятель. С тех пор портрет всем стал приносить беды.

Отдав портрет, художник почувствовал свою вину перед учеником, пошёл и попросил прощения. Снова потекли заказы. Но вдруг пришёл приятель, взявший потрет, и сказал, что портер приносит всем несчастье — ему, племяннику, которому он отдал порет, и так далее- все стараются скорее избавиться то портрета.

Тогда художник старшего сына отдал в Академию художеств, а сам ушёл в монастырь, изнуряя своё тело. Через некоторое время, почувствовав, что снова готов писать, он создал картину, поразившую всех святостью и талантом, изобразив Рождество Иисуса. «Нет, нельзя человеку с помощью одного человеческого искусства произвести такую картину: святая, высшая сила водила твоею кистью, и благословение небес почило на труде твоем».

Через 12 лет, после окончания Академии, сын встретился с отцом. Из наставлений отца сыну: «Путь твой чист, не совратись с него. У тебя есть талант; талант есть драгоценнейший дар Бога — не погуби его»; «Спасай чистоту души своей. Кто заключил в себе талант, тот чище всех должен быть душою»; об искусстве: «Все принеси ему в жертву и возлюби его всею страстью.» Он завещал сыну уничтожить портрет. Однако на данном аукционе портрет неожиданно исчез. Возможно, его украли.

 

Пересказала Мельникова Вера Александровна.