Вы находитесь здесь: Главная » И.А. Бунин. «Чистый понедельник». Пересказ с цитатами из текста.

И.А. Бунин. «Чистый понедельник». Пересказ с цитатами из текста.

 

чистый

Действие происходит зимой в Москве. Повествование ведётся от имени главного героя произведения.

Каждый вечер герой встречался с любимой женщиной, «возил ее обедать в «Прагу», в «Эрмитаж», в «Метрополь», после обеда в театры, на концерты, а там к «Яру», в «Стрельну». О будущем она не хотела говорить. Но герой был «несказанно счастлив каждым часом, проведенным возле нее», хотя она и была «загадочна, непонятна» для неё.

Что герой знал о ней?

Она училась на курсах, хотя и редко их посещала. На вопрос героя о том, зачем она там учится, она отвечала: «А зачем все делается на свете? Разве мы понимаем что-нибудь в наших поступках?» Её интересовала история. Жила одна. У неё был только вдовий отец- купец, живший в Твери. Её квартира, которую она снимала, была напротив храма Христа Спасителя. Он каждый день привозил ей новые книги, шоколад, а по субботам-свежие цветы. Но её мало это радовало. Она словно была равнодушна к подаркам, хотя всё принимала.

«Мы оба были богаты, здоровы, молоды и настолько хороши собой, что в ресторанах, на концертах нас провожали взглядами».

Герой говорит о своей внешности: «я…, будучи родом из Пензенской губернии, был в ту пору красив почему-то южной, горячей красотой, был даже «неприлично красив».

О характере героя: «…характер был у меня южный, живой, постоянно готовый к счастливой улыбке, к доброй шутке», «был склонен к болтливости, к простосердечной веселости».

 О её внешности : «А у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза».

«Она была чаще всего молчалива: все что-то думала, все как будто во что-то мысленно вникала».

Герой вспоминает, что познакомились они в Художественном кружке на лекции Андрея Белого.

Он говорил ей о своей любви, сомневаясь в ответном чувстве, на то она отвечала: «..вы у меня первый и последний. Вам этого мало

Много она не любила, например, пение Шаляпина («желтоволосую Русь я вообще не люблю»).

Она не хотела замуж: «Нет, в жены я не гожусь. Не гожусь, не гожусь…».Но он продолжал надеяться, ждал.

Все дни были похожи один на другой: её лежание на диване, чтение книг, их разъезды, посещение театров, ресторанов. « И завтра и послезавтра будет все то же, думал я, — все та же мука и все то же счастье… Ну что ж — все-таки счастье, великое счастье!»

Прошёл январь, февраль. И в Прощёное воскресенье она попросила его приехать к нему вечером. Она уже его ждала, одетая во всё чёрное. Они пошли прогуляться по Москве. И тут он узнал, что она интересуется всем религиозным. Она посещала раскольническое кладбище, монастыри, в которых испытывала «чувство родины, ее старины…». Ещё она любила «русское летописное, русские сказания».

А однажды она произнесла: «Ох, уйду я куда-нибудь в монастырь, в какой-нибудь самый глухой, вологодский, вятский!».

На другой день они пошли на «капустник» в Художественный театр. Там она веселилась, танцевала. В эту ночь она впервые позволила ему остаться у неё. На другой день она уехала. Он получил от неё письмо лишь через две недели. В нём она сообщила, что собирается в монастырь: «…пойду пока на послушание, потом, может быть, решусь на постриг…»

Герой переживал разлуку. Сначала он «пропадал по самым грязным кабакам, спивался, всячески опускаясь все больше и больше. Потом стал понемногу оправляться — равнодушно, безнадежно». Так прошло два года того чистого понедельника.

Однажды герой остановился у ворот Марфо-Мариинской обители.В это время в обитель приехала « великая княгиня Ельзавета Федоровна и великий князь Митрий Палыч». Они выходили из церкви. Во дворе обители рассказчик видит крёстный ход. Возглавляет его великая княгиня, за ней следует вереница поющих инокинь или сестёр со свечами возле бледных лиц. «И вот одна из идущих посередине вдруг подняла голову, крытую белым платом, загородив свечку рукой, устремила взгляд темных глаз в темноту, будто как раз на меня… Что она могла видеть в темноте, как могла она почувствовать мое присутствие? Я повернулся и тихо вышел из ворот».

12 мая 1944

Пересказала: Мельникова Вера Александровна.